Первая любовь. Часть 1

Нет, ну надо же! Вчера снова появился Игорь. Просто позвонил на мобильный: «Привет, Ир!» Ему и представляться не нужно было, я его сразу узнала, хотя со времени нашей последней встречи прошло – страшно сказать! – семь лет.

Первая любовь. Часть 1

Тогда все тоже началось со звонка на домашний телефон – мобильного у меня в то время еще не было. В трубке – приятный мужской голос: «Я приехал из Москвы (именно там, теперь, получается, за границей, живут мои одноклассники), привез письмо от ваших подруг». Только крайняя сосредоточенность на предстоящем зачете (я как раз заканчивала учебу во втором по счету институте) помешала мне включить здравый смысл: ну какое такое письмо, если они всегда могут мне позвонить?! Правда, мама заподозрила что-то неладное, но поскольку встреча была назначена в людном месте – возле Республиканского стадиона, который в то время по совместительству успешно подрабатывал самым крупным в стране рынком, – она меня отпустила.

Молодой человек в джинсовом костюме и солнцезащитных очках протягивал мне букет роз, именно таких, как я люблю – наших, садовых. Они и пахнут розами в отличие от длинноногих голландских задавак, которые не пахнут ничем, сколько ни нюхай. Я тогда сразу его узнала, несмотря на весь этот камуфляж – усы, очки. А, узнав, обрадовалась. И вдруг подумала, что все эти взрослые, послешкольные годы мне его немного не хватало. Даже нет, не так. Все эти годы он будто бы и был в моей жизни – пусть не рядом, на втором или третьем плане, но был, во всяком случае, я довольно часто о нем вспоминала. От девчонок-одноклассниц знала, что он окончил какой-то технический, очень «мужской» институт, женился, живет в одном из подмосковных городов-спутников, кажется, оттуда родом его жена. И мне всегда было интересно, похожа ли она на меня. Забегая вперед, скажу, что, как оказалось, совсем не похожа. Более того, абсолютно противоположный мне тип: я брюнетка, она блондинка (правда, крашеная, но все равно!), у меня карие глаза, у нее голубые, я худенькая, она полноватая). Назло мне он что ли на ней женился? Специально отметал всякое, даже самое минимальное, сходство?

Впрочем, обо все этом я подумала потом. А в ту встречу просто смотрела на него и улыбалась. «Ох, – облегченно выдохнул он. – А я очень боялся, что ты меня прогонишь!» Еще бы, его опасения можно понять – наши школьные отношения никак нельзя назвать гладкими. Но обо всем по порядку…

Игорь появился у нас в седьмом классе (его отца-военного перевели из какого-то забытого богом местечка в Москву) и почти сразу же назначил меня дамой своего сердца. Вот только я была с этим категорически не согласна. Мне нравился другой мальчик. Он учился в восьмом классе, был абсолютно некрасив, но модно одевался и обладал потрясающим чувством юмора. Даже не знаю, за что я его полюбила – за недоступные в то время основной массе населения коттоновые штаны или за умение изысканно и не пошло шутить по любому поводу. Скорее все-таки за второе – джинсами сегодня никого не удивишь, а вот наличие у мужчины чувства юмора по сей день является для меня самым привлекательным (и сексуальным!) качеством. Так что ухаживания Игоря я воспринимала в лучшем случае холодно, а в худшем – злилась и гнала его от себя. Он этого, похоже, не понимал (или не хотел понимать?), и этим раздражал меня еще больше. Но вот ведь что удивительно – после окончания школы мне вдруг стало его не хватать. Даже не его, а того безусловного обожания, которое он мне дарил. Неудивительно, что тогда, на Республиканском стадионе, я ему ужасно обрадовалась. Мы долго гуляли по городу, пили шампанское – в общей сложности три бутылки на двоих! – в каких-то кафешках, целовались на Владимирской горке, я провожала его на вокзал. Потом он приехал зимой. В этот раз все было иначе: мороз, горячие пельмени, какой-то поспешный, бестолковый секс. И снова я провожала его на вокзал. Он часто звонил, и именно во время такого звонка мы поссорились. Сейчас уже и не вспомню, почему, но я наговорила ему резких слов. А в ответ услышала: «Никогда мне больше не звони!» Это было бы смешно, если бы не было обидно уже просто потому, что я ему и не звонила – звонил он. Несколько дней я с удовольствием обижалась, а потом забыла. И об обиде, и о нем. А затем в моей жизни изменилось почти все – адрес, телефон, место работы. Я вышла замуж, развелась. И снова начала иногда вспоминать об Игоре.

И вот теперь опять звонок…

2 августа

Всю ночь не могла уснуть, думала о нашем вчерашнем разговоре. За то время, что мы не общались, Игорь успел развестись и серьезно заболеть. Прямо на службе (а Игорь военный) у него открылось желудочное кровотечение (диагноз – прободная язва), «скорая» отвезла его в больницу, где срочно сделали операцию. Во мне тут же проснулась жалость, которая, конечно, не любовь, но явно где-то рядом. Так расчувствовалась, что тут же перезвонила ему. Мы разговаривали долго, пока внезапно не оборвалась связь. Перезванивать не стала. Весь вечер вспоминала школу и наши с ним отношения. Более чем своеобразные.

Помню, как в восьмом классе он повесил на угол двери мою школьную сумку. Двери в школе были старые, высокие, сумку можно было снять, лишь встав на стул. Но как это сделать в короткой юбке? Почему-то именно эта история стала последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Я не стала ее снимать, а развернулась и пошла домой. В школу пришла моя мама, и Игоря вызвали к директору. Меня на «разборки» не позвали, но из кабинета директора моя решительно настроенная мама неожиданно вышла слегка растерянной – оказывается, она испытывала искреннюю симпатию. Ей понравилось, как он держался: нашей директрисы (вот уж воистину железная леди, фельдфебель в юбке!) не испугался и на вопрос: «Зачем ты к ней пристаешь?», ответил: «Она мне нравится!» Могу только представить себе, что после этого обрушилось на его голову – крутой нрав нашей директрисы хоть раз испытал на себе каждый. Когда приблизительно полчаса спустя она поинтересовалась, все ли Игорь понял, он коротко ответил: «Да». Успех нужно было закрепить, и директриса – чистая формальность! – спросила: «Ты отстанешь от девочки?» И услышав тихое, но твердое «нет», развела руками.

«Почему ты его прогоняешь? – удивлялась мама. – Хороший мальчик, у него такие красивые синие глаза… И ты ему действительно нравишься». Когда, много лет спустя, в нашу первую встречу он задал мне тот же вопрос, я ответила: «Потому что ты выбрал неправильную линию поведения. Если бы ты приглашал меня в кино и писал записки с признаниями в любви, я, может, и подумала бы. Но ты ходил за мной, как привязанный, дергал за косички, отнимал сумку. Просто детский сад какой-то!» Почему мужчины почти никогда не понимают, чего мы хотим на самом деле и все делают с точностью до наоборот?

3 августа

Сегодня мы целый день писали друг другу SMS-ки. Какие-то глупости, которые почему-то стали вдруг очень важными: «Где ты?», «Что делаешь?», «О чем думаешь?» SMS-ки для нас сейчас – единственная возможность общаться: я могу звонить со своего мобильного на его, но это безумно дорого, а он не может звонить вообще – почему-то его российский мобильный оператор не предоставляет такой услуги. Он и SMS-ки может писать лишь в ответ на мои, как он выразился, «цепляясь за соломинку».

В половине первого ночи, когда я уже спала, пришла еще одна SMS-ка: «Спасибо, что ты есть!» Приятно!

4 августа

Позвонила своей подруге-астрологу, попросила прояснить перспективу наших с ним отношений. Прогноз был неутешительным. «Со временем он начнет тебя ужасно раздражать, – сказала подруга, ссылаясь на нахождение каких-то планет в каких-то домах (и как только люди в этом разбираются!). – И чем дальше, тем больше». Нет, такого просто не может быть! Если люди сами не хотят ссориться, разве они не сладят с собой?

2 сентября

Завтра еду в Москву, сегодня взяла билеты туда и обратно. Целый день бегала по магазинам, искала халат. Кто скажет, что это не проблема, просто никогда не сталкивался с необходимостью найти НЕЧТО, что отвечало бы сразу нескольким противоположным требованиям. С одной стороны, халат должен быть в меру соблазнительным, а мой домашний – трикотажный, в мелкий «веселенький» цветочек – на эту роль явно не годится. С другой – он должен быть достаточно скромным, чтобы Игорь не подумал, что я приехала тупо отдаваться. Даже если это так, мужчине совсем необязательно об этом знать. В результате остановилась на длинном атласном халатике фисташкового цвета с глубоким запахом – и респектабельно, и сексуально. Правда, в поезд все равно не годится, туда придется взять домашний, с цветочками. Впрочем, моя подруга абсолютно уверена, что в поезде вообще нельзя надевать халат, слишком уж откровенно. А нужно, как она, футболку и шорты. Интересно, чем ее шорты, открывающие ноги по самое не хочу, лучше моего халата? К халату крайне необходимы тапки, но тут меня поджидало жестокое разочарование: при широчайшем ассортименте тапочного великолепия, ничего подходящего не нашлось.

Вечером позвонил Игорь. Он наконец-то приехал с дачи домой и смог позвонить мне со стационарного телефона. Проговорили, наверное, больше часа. Он очень волновался, что по какой-то причине не успеет вовремя к поезду, который приходит рано утром, все-таки ехать придется из пригорода. Дал четкие – вот что значит военнослужащий! – указания на этот счет: стоять около вагона, никуда не отходить и ждать. Можно подумать, что я еду не в Москву, а в тайгу, где вокруг здания вокзала бегают дикие и голодные, а потому очень кровожадные звери.

Уложила сумку. Подняла – тяжелая, можно подумать, что еду не на два дня, а, как минимум, на две недели. Но ведь я не взяла ни одной ненужной вещи, все только крайне необходимое: лосьон, кремы, маски для лица. Фен, бигуди и расческа для укладки. Два халата. Тапки. Две пары джинсов и две блузки. Новая книжка Устиновой. Косметичка с косметикой и косметичка с туалетными принадлежностями. Кажется, все. Нет, еще две газеты с моими интервью. Все-таки за то время, что мы с ним не виделись, многое в моей жизни изменилось: из учительницы я превратилась в журналистку, причем неплохую. Вроде с самооценкой у меня все в порядке, но почему-то хочется, чтобы именно Игорь оценил мои «достижения».

3 сентября

В поезде выясняли отношения, как подростки. Все началось с того, что на его SMS-вопрос, еду ли я только к нему или и по каким-то своим делам тоже, почему-то ответила: «Нет, не только к тебе». Ошибка. Опечатка! А он всполошился: «А к кому еще?» Потом перезвонил, и наша перепалка, похоже, стала достоянием всех присутствующих в вагоне. Правда, о чем, собственно, спорили, я уже и не вспомню – ничего существенного, лишь бы поговорить. Кажется, я даже грозилась на первой же остановке выйти из поезда, но он – кто бы сомневался! – убедил меня этого не делать. Распрощались лучшими друзьями.

Продолжение следует…